Энциклопедия путешествий и туризма, ж/д и авиации, страхования и стран мира

понедельник, 9 июля 2012 г.

Аргентина часть 7 - Буэнос-Айрес. Вокруг света

Это старинное здание почтамта Буэнос-Айреса. Сразу видно, что здание было построено до 1826 года – таких в городе осталось меньше двух десятков. Дело в том, что в том году был принят закон, запрещающий строить здания с углами. Тому было две причины: во-первых, чтобы на честного человека не напали из-за угла, и чтобы у него было время подготовиться, т.е. таким образом, пытались снизить уровень преступности. Ну а во-вторых, таким образом, освободили место для разворота на – и без того – узких улочках.
Представляете, когда по нашим дорогам ещё вовсю колесили кареты, в Буэнос-Айресе уже всерьёз думали о том, удобно ли будет разворачиваться машинам. Город действительно всегда был передовым по части технического прогресса.
Вот это кусок старой мостовой, когда-то все улицы Буэнос-Айреса были вымощены вот такими неудобными камнями. Между прочим, современные жители города начали возмущаться: почему дорогу не доделали и оставили какие-то камни, и тогда власти города установили табличку о том, что это исторический объект. А камни сюда приезжали из разных стран мира на кораблях. Власти обязывали брать с собой полезный груз – каждый корабль, что заходил в порт Буэнос-Айреса.
А под исторической мостовой проходит самая старая ветка метро. Вообще-то метро в Буэнос-Айресе совершенно обычное, как и у нас, а техническое чудо начала XX века оставили в память о прошлом. В метро Буэнос-Айреса 5 (пять) веток метро. Вот это самое уникальное – эти вагоны ездят здесь с 1913 года, они деревянные. Вообще Аргентина одна единственная страна в Латинской Америке, где есть метро, а в Буэнос-Айресе оно появилось одним из первых в мире. Так, в начале XX века метро было только в Лондоне, Париже, Нью-Йорке и здесь – в Буэнос-Айресе.
Проехать по старой ветке метро Буэнос-Айреса можно всего пару кварталов – всё-таки восстановить удалось лишь малую часть того, что было в начале XX века. Я вышла на поверхность в районе, где живут в основном французские поселенцы. Говорят также, что это район самых свободных нравов.
Когда-то в веке XVIII-том этот район Сан-Тельмо был самым богатым в Буэнос-Айресе, и здесь селились портеньос – так сами себя горожане называли, а слово переводится как «жители порта». Жили они в очень интересных домах, и в какой-то момент портеньо стало так много в районе, что им выдавалась лишь часть дома, т.е. фасад, выходящий на улицу, был метров 15 (пятнадцать) длиной, а вглубь он мог уходить на 50 (пятьдесят) а то и на 100 (сто) метров. Вот такое значит строение дома, всё это принадлежало одному хозяину – называется «дом-сосиска».
Сан-Тельмо оказался не так уж и удачно расположен: рядом порт, и по богатым улицам проходили обозы, и, в конце концов занесли таки заразу. Район пережил две эпидемии, полегло очень много богатых людей – в целом 25 (двадцать пять) тысяч человек. Район опустел и правительство, чтобы хоть как-то его населить открыло пути эмигрантам. «Дома-сосиски» превратились в коммуналки.
Сейчас большинство эмигрантов из района съехало – правительство решило устроить на первых этажах домов антикварные лавки: здесь продаётся всё, что было произведено в стране до 1950-того года. По этим вещам можно изучать историю Аргентины.
Сертификатов качества и подлинности здесь не найти, зато всё очень самобытно - где ещё увидишь старинные люстры, где вместо стекла вставлены кварцевые пластины.
На рынке много и туристов, и людей знающих каждую лавочку – они придирчиво ходят между рядами, знают продавцов по именам, общаются, торгуются.
За тысячи километров от дома – в Аргентине – на антикварном рынке Сан-Тельмо, вы можете пользоваться всеми привычными мобильными сервисами и услугами. Дело в том, что *** предоставляет вам единый тариф во всём регионе: Азия, Австралия и Африка, и отсюда вы можете спокойно отправлять sms, mms, пользоваться интернетом, и главное не беспокоиться о расходах – тариф везде одинаковый. Можете общаться со своими близкими так, как вы привыкли. Вот мои друзья увлекаются антиквариатом, и я решила отправить им mms-сообщением фотографию с этого рынка – пусть знают какой здесь богатый выбор.
Здесь продают старую одежду и вот такие красивые театральные шляпки – их можно брать, мерить. Я обязательно хочу померить такую, по-моему, самую экстравагантную, не знаю даже как её носить.
- Извините, а как это носить?
- Одевай на голову.
- Ну и как я выгляжу? Как дива 30-тых, а вы? А вы можете её примерить?
- Ха-ха, это мой фасон, я такие люблю.
- О, Perfecto! Вам очень идёт, потрясающе!
Конечно, вот такие шляпы должны носить те, кому они идут.
Все зарабатывают, как могут: в стране по-прежнему высокий уровень безработицы, хотя и есть люди, которые работают на улице, что называется – по призванию.
Жители города производят неизгладимое впечатление – все разные, со своими причудами и странностями. В этом, на мой взгляд, они очень напоминают европейцев. У многих есть необычные увлечения, хобби. Сами улицы, как и люди, которые по ним ходят, заслуживают не меньшего внимания.
Вечером на улицы Буэнос-Айреса выходят вот такие ребята – картоньерос – это профессиональные сборщики картона. Дело в том, что горожане выкладывают вечером мусор в больших чёрных пакетах, они их разрывают, и достают то, что им надо: мусор. Это ни в коем случае не бомжи – люди имеют работу, это их работа. Дело в том, что 2001-ом году была девальвация песо, и многим людям было просто некуда податься, не было работы, и президент им сказал – «ну собирайте картон». Так, ну мой друг насобирал уже довольно много, там же лежит его сумка сверху картона. Вот, а мы сейчас с ним ищем подходящие кучки чтобы ещё наполнить его тележку. На самом деле картоньерос - это самая настоящая местная мафия, у них всё здесь поделено на районы.
- А вот нормальный, смотрите. Так… Ага, супер, давай помогу. Ой, я даже развязать мешок не могу, а настоящий картоньерос делает это буквально за три секунды. Кстати я видела, что некоторые горожане оставляют картон отдельно от мусора, и это намного облегчает задачу картоньерос, да что такое. Потому что иначе они вот так просто раскрывают и мусор валяется вдоль дороги, что не очень хорошо и не очень опрятно.
- Ой, слушай, а здесь какие-то такие отходы, я наверно их не буду раскрывать. Нет, ну пожалуй я оставлю это дело профессионалу, потому что в этих открытых объедочках как-то не очень хочется мне копаться. Довольно грязная работёнка.
- Ой, какой он у меня молодец, аккуратный, раз – всё сложил и обратно завязал, и поставил на тротуар. Не знаю, почему их не любят? По-моему он вполне безобидный и хороший товарищ.
Буэнос-Айрес как Москва – никогда не спит. По вечерам народу становится чуть ли не больше, чем днём: народ гуляет, развлекается и как и у нас все стремятся на центральные улицы города. По вечерам улица Кориэнтос блестит и переливается огнями, это – Аргентинский Бродвей, здесь расположено более 200 (двухсот) больших и маленьких театров.
Здесь стоит знаменитый оперный Театр Колон, Оперетта, многочисленные и почему-то популярные здесь Варьете-шоу. Возле здания Оперетты я заметила многочисленную толпу поклонников, окруживших звезду.
- Я актриса Чина Зоррилла. Как вы поживаете? Хорошо, спасибо! Ха! Я немного знаю русский.
- У вас неплохо получается.
- Я учила русский в Париже. Знаете кто был моим учителем? Толстой! Ха ха!
- Какой?
- Саша Толстой, второе поколение.
- Спасибо огромное!
- До свидания.
На первый взгляд Буэнос-Айрес производит впечатление полнейшей Европы: такое ощущение, что ты находишься где-нибудь во Франции, но только познакомившись с самими аргентинцами, с их темпераментом, понимаешь что это всё-таки Латинская Америка!
Вам также будет интересно:

LETATOHOTA.RU

Комментариев нет:

Отправить комментарий