Энциклопедия путешествий и туризма, ж/д и авиации, страхования и стран мира

среда, 12 сентября 2012 г.

Украина часть 10 - Воронцовский Дворец в Алупке

Воронцовский Дворец в Алупке в Крыму
Крым, город Алупка, съёмки Алупкинского парка в сентябре 2010 года.
Алупкинский Парк состоит в Природно-заповедном Фонде Украины и является Памятником садово-паркового искусства, охраняется законом.
Камера: Panasonic HDC-HS700, Музыка: Above the Clouds. Исполнитель: Ulrich Schnauss and Jonas Munk
Воронцовский Дворец
У подножия горы Ай-Петри, в самом центре Алупки, возвышается величественный Воронцовский Дворец, находящийся среди зелени старинного великолепного парка. Воронцовский Дворец – это уникальный памятник архитектуры, построенный в первой половине XIX (девятнадцатого) века. Дворец был построен в эпоху романтизма, и буквально поражает своим ярким многообразием архитектурных форм и стилей. В Воронцовском Дворце сочетаются, как оригинальная планировка его корпусов, так и интересные стилевые решения для каждого из них. Стены Воронцовского Дворца выложены с таким умением и мастерством, что эта уникальная работа просто поражает воображение. Отделка внутренних помещений Дворца восхищает уже не одно поколение ценителей прекрасного.
Над возведением Дворца трудились сотни вольнонаёмных рабочих и крепостных – каменщики, резчики, лепщики, столяры – все они вложили сюда свой труд и весь свой талант. При возведении Дворца был настолько искусно использован рельеф местности, что, глядя на него, кажется, будто Дворец буквально вырастает из окружающей природы, сливаясь с величественной горой Ай-Петри.
Дворец строился как летняя резиденция генерал-губернатора Новороссийского Края и видного государственного деятеля Российской империи, М. С. Воронцова (1782 – 1856 годы жизни). Несмотря на то, что Дворец был построен по проекту известного английского архитектора Эдуарда Блора (1789 – 1879 годы жизни), сам Блор в Алупку не приезжал. Архитектор был прекрасно осведомлён о местном рельефе, кроме того, сам фундамент и даже первая кладка ниши центрального корпуса уже были заложены. Дело в том, что первоначально Дворец начинал строиться по другому проекту — проекту архитекторов Томаса Харрисона и Франческо Боффо.
Английский романтизм первой половины XIX (девятнадцатого) века возник из большого увлечения памятниками старины, их изучением и восстановлением. Именно этой деятельности и посвятил все свои молодые годы архитектор Блор. Позднее Блор стал придворным архитектором Георга IV (Четвёртого), а затем и королевы Виктории. Именно ему принадлежат величественные проекты Вестминстерского аббатства, а также часть фасада Букингемского Дворца, некоторые усадебные постройки, как на континенте, так и в бывшей английской колонии Австралии. Так, например, ему принадлежит проект Дома правительства в городе Сидней, в Австралии. Но, пожалуй, наиболее полно и его великий дар архитектора раскрылся именно в проекте Алупкинского дворца!
Как мы уже упомянули, первоначально Дворец в Алупке строился по другому архитектурному проекту: работа над ним проводилась с 1825 (тысяча восемьсот двадцать пятого) года по 1828 (тысяча восемьсот двадцать восьмой) годы, Одесским архитектором Франческо Боффо. Следует заметить, что Франческо Боффо уже строил для Воронцова Дворец в Одессе. Также в замысле проекта Алупкинского Дворца участвовал и английский архитектор Томас Харрисон.
Согласно первоначальному проекту, Дворец должен был быть выполнен в стиле классицизма, и уже с января 1829 года начались первые подготовительные работы. Однако неожиданно для всех в июне 1831 года от Воронцова, который в это время находился в Англии, было получено распоряжение о прекращении строительства. По-видимому, заказчик смог почувствовать изменения, которые произошли в настроениях и во вкусах общества за это время. Кроме того, Воронцов, скорее всего, захотел дополнить множество павильонов и домов своего Дворца английским «готическим стилем», несмотря на то, что сам по себе Дворец в своём замысле воплощал в себе различные исторические стили.
Именно Блор оказался тем архитектором, который смог это желание заказчика удовлетворить. Всего лишь за один год Блог выполнил заказ, и уже в декабре 1832 года началось повторное возведение корпусов Дворца уже по новому проекту. Несмотря на то, что Блор в Алупку не приехал, возводился Дворец под наблюдением присланного из Англии помощника Блора и архитектора Вильяма Гунта. Первоначальный фундамент и, уже сооружённая, кладка глубокой портальной ниши вошли в новый проект. Сам же проект Блора существенно и принципиально отличался от первоначального проекта. Это было возведение совершенно новых, доселе невиданных, по сравнению с классицизмом, принципов архитектуры.
Вместо первоначальной – геометрически строгой группировки корпусов – Блор расположил корпуса с запада на восток по движению гор, что очень органично вписало Дворец в существующий природный ландшафт. Именно благодаря удачной проектировке корпусов, Дворец смог обрести свой ни на что не похожий выразительный образ. Во Дворце от корпуса к корпусу удивительно красочно передано представление о развитии средневековой архитектуры, начиная с её ранних форм и заканчивая XVI (шестнадцатым) веком. Упор был сделан именно на английский вариант зодчества.
Главный въезд во Дворец находится с западной стороны, и здесь мы видим типично феодальный Замок-крепость VIII – XI (восьмых – одиннадцатых) веков. Круглые сторожевые башни, монументально возвышающиеся над тем, кто въезжает во Дворец, глухие прочные стены, достаточно замкнутое пространство - проезд. Именно так выполнен двор, где находятся хозяйственные корпуса, но вдруг, этот суровый средневековый проезд приводит к центральному корпусу Дворца. В центральном корпусе мы видим высокие зубчатые стены, грубую кладку, а щелевидные окна-бойницы создают ощущение неприступности Дворца. Лишь только красивый висячий мостик, по которому проходили музыканты в парадную столовую, вносит в эту суровую средневековую атмосферу неожиданную лирическую нотку.
Чем дальше мы будем двигаться от западного въезда во Дворец, тем больше будут появляться признаки архитектуры последующих времён. Так, уже в парадном дворике после ощущения замкнутости вдруг неожиданно возникает поток света и порыв ветерка – открываются удивительной красоты пейзажи с вершиной горы Ай-Петри, которая как будто вмонтирована в этот архитектурный стиль. С одной стороны мы увидим часовую башню, а с другой стороны – восточный флигель, и между ними – изумительную гору Ай-Петри. Внизу мы сможем наблюдать пейзаж, который ограничен опорной стеной Дворца с фонтаном в центре. Широкими глазами-окнами смотрит на величественный Парк северный фасад главного корпуса Дворца. Именно этот корпус больше всего иллюстрирует стиль Тюдор, который был типичен для Англии XVI (шестнадцатого) века.
Самое главное декоративное украшение Дворца – это пологая, подковообразная, стрельчатая Арка – она неоднократно повторяется как в чугунной балюстраде балконов, так и в каменной резной решётке, которая ограждает крышу. Даже в декоративном убранстве портала южного входа, который оформлен с восточной пышностью, прослеживается этот декоративный мотив.
Двухъярусный свод, подковообразная рака, изумительная резьба по гипсу в самой нише, в которой переплетаются рисунки Тюдоровского цветка и рисунки Лотоса, эти мотивы завершаются шестикратно повторённой фразой на арабском языке: «Нет победителя, кроме Аллаха». Дело в том, что на образ Дворца достаточно сильно повлияли увлечения XIX века – в то время были одинаково популярны как рыцарские романы Вальтера Скотта, так и чудесные арабские сказки.
Если вспомнить, что именно в 1830-тых (тысяча восемьсот тридцатых) годах на русский язык были переведены «Айвенго» Скотта, и «Альгамбра» Ирвинга, то становится понятно, почему надпись из Дворца Альгамбры, в котором жили испанские халифы в XIV (четырнадцатом) веке, вдруг оказалась в Алупке. Конечно же, архитектор не пытался подражать чьему бы то ни было стилю – скорее в Воронцовском Дворце совместилось множество стилей различных эпох, но самое главное подражание было к удивительной местной природе. Именно органичное единство Дворца с прекрасной, изменчивой, романтичной и загадочной природой Крыма, и служит примером не одному поколению архитекторов. Формы Дворца органично сливаются с окружающей его природой и удивительно дополняются рисунком горы Ай-Петри.
Если поднять свой взор со стороны Алупки, то гора Ай-Петри напоминает «руины» средневекового готического замка. Именно эти природные живописные «руины» и являются основой многих пейзажей архитектурно-паркового ансамбля Воронцовского Дворца.
Главным строительным материалом при строительстве Дворца стал диабаз магматического происхождения. Диабаз с зеленовато-серой окраской стал под стать цвету гор и вечнозелёной растительности. Сам строительный материал брался неподалёку – из многочисленных естественных россыпей в Алупке. Даже для фундамента Дворца частично послужили диабазовые скальные породы!
Диабаз – это достаточно твёрдый по своей природе камень, он почти в два раза твёрже гранита, но очень капризен в обработке. Один неверный удар молотка мастера – и буквально вся работа была напрасной. Несмотря на это, из огромных бесформенных глыб высекли ровные блоки для стен и даже очень сложные по своим рисункам украшения стен! Для отделки внутренних помещений диабаз очень тщательно шлифовался. В это трудно поверить, но в XIX (девятнадцатом) веке все эти сложнейшие работы проводились вручную и достаточно примитивными инструментами.
Летом 1848 (тысяча восемьсот сорок восьмого) года на центральной лестнице, которая ведёт к главному входу во Дворец, установили скульптурные фигуры львов, которые были выполнены в мастерской итальянского скульптора Джовани Боннани. Последний штрих в Архитектуре Дворца был сделан – львиная терраса великолепно завершила строительство и оформление Ансамбля Воронцовского Дворца.

Комментариев нет:

Отправить комментарий